Есть ли лекарство от ВИЧ инфекции в России, последние новости, цена

16.09.2020 Можем не успеть. В России заканчиваются запасы лекарства от ВИЧ

В российских регионах заканчивается ламивудин — лекарство, которое нужно принимать почти всем ВИЧ-инфицированным пациентам. Проблема в том, что в течение полугода низких цен поставщики трижды не вышли на аукционы Минздрава по закупке препарата. В конце августа были объявлены новые, четвертые по счету, торги — с адекватной стоимостью. Однако общественники переживают, что поставщики лекарств просто не успеют уложиться в сжатые сроки. Сейчас в препарате нуждается более миллиона россиян.

Семнадцать регионов в сложной ситуации

Сначала торги не состоялись в феврале, а потом и в апреле: на аукционы не было подано ни одной заявки. Тогда поставщики (в реестре лекарств ламивудин зарегистрирован у 11 компаний) объясняли журналистам, что их невыход на торги связан с низкой начальной максимальной ценой контракта. Установленная цена за одну таблетку была чуть менее четырех рублей.

После третьего срыва торгов в июле движение “Пациентский контроль”, объединяющее больных ВИЧ, направило запросы во все регионы, чтобы узнать ситуацию со снабжением. Ответили в пятидесяти субъектах, в большей части картина была печальная.

В пяти регионах общественникам сообщили, что запасы будут на исходе уже к концу августа. Это Алтайский край, Ленинградская и Тульская области, республики Башкортостан, Карелия и Тыва. Хуже всего дело обстояло в Тульской области: там ламивудина вообще не было на протяжении нескольких месяцев. “Первый сигнал нам поступил как раз из Тулы, они написали еще в середине июля”, — сообщила РИА Новости активист движения Юлия Верещагина.

Еще в одиннадцати регионах проинформировали, что запасы иссякнут к концу сентября. Речь идет о Кемеровской, Липецкой, Ростовской, Курской, Свердловской, Саратовской, Тамбовской областях, Красноярском крае, республиках Алтай, Мордовия и Удмуртия.

В 19 регионах ламивудина хватит до середины октября, а некоторым — даже до конца года. Откуда эти запасы, в “Пациентском контроле” не смогли выяснить. Еще в 14 регионах ответили без конкретики: “перебоев не предвидится”, “ведется строгий мониторинг расхода” и так далее. Остальные субъекты не дали обратную связь, уточнила Верещагина.

Часть регионов стала решать проблему заранее, в том числе подключали местный бюджет и закупали лекарство самостоятельно К слову, исходя из информации на сайте госзакупок, в 2020 году девятнадцать субъектов объявили аукционы на ламивудин за свой счет.

Квест “Найди ламивудин в аптеке”

В аптеках ламивудина тоже практически не найти. Поскольку этот препарат пациенты получают бесплатно от государства, фармацевтическим точкам просто невыгодно его закупать в большом количестве.

“Мой муж поехал в командировку в Пермь и не взял с собой лекарства — забыл. Таблетки сами по себе недорогие, стоят чуть больше 300 рублей, но он обошел все аптеки города, а купить даже одну пачку не смог. В итоге пришлось срочно отправлять лекарство курьером из Москвы”, — рассказывает РИА Новости Светлана Бортикова. Она, как и супруг, ВИЧ-инфицирована, у обоих в схеме лечения присутствует ламивудин.

“Если не принимать лекарство, мгновенно пациент ничего не почувствует, — объясняет тонкости лечения Светлана. — Но в этом и заключается опасность: к оставшимся двум препаратам может выработаться резистентность, то есть они перестанут сдерживать вирус, и лечение потеряет свою эффективность. Препараты не способны действовать в одиночку, без ламивудина”.

Заменить его просто так тоже не получится, сетует собеседница. “Нельзя взять и сказать таблеткам “гудбай” и начать пить новые. Врач должен правильно рассчитать, в какой последовательности отменять препарат, составить график, чтобы опять же снизить риск возникновения резистентности”.

По словам Бортиковой, в Москве пациенты тоже ощутили нехватку препарата: если раньше в СПИД-центре его выдавали сразу на три месяца, то летом — только на месяц, больше не было. “Врачи заранее спрашивают, есть ли запасы. Сама схема лечения не поменялась, но приходится ходить чаще. Ну и просто неприятно, что ты находишься в уязвимом положении”, — жалуется Светлана.

Великое перераспределение

В августе общественники направили обращение в правительство России, попросив поручить Минздраву организовать экстренные закупки и перераспределить препараты между регионами, чтобы снизить острую нехватку в тех субъектах, где ламивудин уже почти закончился. Также предложили подключиться к этой истории Федеральной антимонопольной службе — разобраться, что же случилось с ценами в госконтрактах, нет ли там сговора поставщиков.

“Нехватка препарата приводит к выдаче неполных схем лечения, а это очень негативно сказывается на эффективности терапии. Впоследствии это может привести к прогрессированию заболевания, что идет в разрез со “Стратегией противодействия распространению ВИЧ-инфекции в России”, — говорится в обращении “Пациентского контроля” в правительство.

Верещагина уточнила, что ответ от ФАС пока не поступил. Минздрав тоже новой информации не дал — только ту, что уже была озвучена в СМИ. А именно: в августе в пресс-службе Минздрава России РИА Новости сообщили, что таблетки перераспределили между регионами. В частности, ламивудин из Самарской и Тверской областей перенаправили в Москву, из Ненецкого автономного округа — в Алтайский край, из Забайкалья — в Тыву, из Ханты-Мансийского автономного округа в Тюменскую область. “Благодаря перераспределению ряд субъектов, где был дефицит в лекарстве, обеспечен препаратами на ближайшие два месяца”, — заверили в пресс-службе. Таким образом, ситуацию стабилизировали до начала октября.

РИА Новости связалось с заместителем председателя Общественного совета при Минздраве, руководителем Всероссийского союза пациентов Юрием Жулевым, чтобы уточнить актуальные данные. Но в беседе с корреспондентом Жулев рекомендовал обратиться в “Пациентский контроль”, поскольку только они сейчас владеют ситуацией.

Успеть сделать 51 миллион таблеток

В конце августа Минздрав объявил четвертые по счету торги. Судя по информации на сайте госзакупок, цена за одну таблетку увеличилась до восьми рублей. Кроме того, Министерство здравоохранения решило разбить аукцион на два лота. Первый — небольшой, на сумму 23,1 миллиона рублей, в количестве 3,2 миллиона таблеток. Он состоялся 9 сентября. Второй крупнее: на 367,2 миллиона, это 51 миллион таблеток. Назначен на 19 сентября.

Ожидается, что поставщика назовут к концу этой недели. Пока у Минздрава шесть кандидатов. Однако общественники опасаются, что, даже если торги пройдут успешно, поставщик не успеет изготовить препарат в требуемых объемах (цикл производства — не менее 21 дня). В контракте указаны сроки: первая — небольшая — партия должна поступить до 1 октября, остальное — до 15 октября. Естественно, препараты впрок в таком большом количестве не делают, потому что в случае, если производитель не выиграет торги, реализовать столько таблеток будет просто некому.

“Успеют ли они произвести и поставить лекарство в 85 регионов до 15 октября, учитывая, что цикл производства больше чем две недели? Плюс поставщики могут просто побояться выйти на торги слишком сжатых сроков. Надеемся, что ситуация разрешится в лучшую сторону”, — заключили в “Пациентском контроле”.

Существует ли лекарство от ВИЧ? Последние новости о лечении.

На сегодняшний день (ноябрь 2018 года) ВИЧ-инфекция является неизлечимым заболеванием. Проводимая ВААРТ (высокоактивная антиретровирусная терапия), сдерживает прогрессирование инфекции и отсрочит ее переход в стадию СПИД. Однако полностью устранить ВИЧ из организма человека пока не удается. А все заявления вида «лечу ВИЧ/СПИД» со 100% гарантией, являются обманом и могут расцениваться как введение в заблуждение и мошенничество по отношению к ВИЧ-положительным пациентам.

Современные методы лечения ВИЧ-инфекции

Своевременная и грамотная ВААРТ позволяет увеличить продолжительность жизни ВИЧ-позитивного пациента и даже сравнять ее с показателями ВИЧ-отрицательного населения, а это – 70-80 лет. Терапия анти-ВИЧ направлена на решение трех важных задач.

  1. Остановка самовоспроизведения вируса в организме и снижение вирусной нагрузки.
  2. Нормализация функций иммунной системы и формирование адекватного иммунного ответа на ВИЧ.
  3. Повышение качества жизни ВИЧ-инфицированного пациента.

Для их решения, пациент должен пожизненно принимать антиретровирусные препараты, действие которых блокирует внедрение вирионов ВИЧ в клетки иммунной системы и снижает способность вируса к репликации.

До недавнего времени с этой целью использовался всего один препарат. Но проблема в том, что ВИЧ обладает высокой мутагенностью, что позволяет ему достаточно быстро приспосабливаться к неблагоприятным условиям и производить жизнеспособные мутации, продолжая атаковать здоровые клетки иммунной системы. Для решения этой проблемы была разработана тритерапия – комбинация трех-четырех лекарственных средств, действие которых подавляет вирус на всех стадиях развития, в том числе и его мутации.

Тритерапия предполагает комбинацию препаратов следующих групп.

  • Ингибиторы обратной транскриптазы двух видов — нуклеозидные и ненуклеозидные.
  • Ингибиторы протеазы.
  • Ингибиторы интегразы.
  • Ингибиторы слияния.
  • Ингибиторы рецепторов.

Сегодня ведутся активные исследования по созданию еще одной группы лекарственных средств. Она пока не имеет названия, но планируется, что это будут мутагены для ВИЧ, которые будут вызвать накопление ошибок в геноме вируса, тем самым нарушая его жизненный цикл и вызывая преждевременную гибель. Возможно, перепрограммирование вируса даст ключ к полному излечению инфекции.

Проблемы и успехи лечения ВИЧ-инфекции

Помимо способности к мутациям, вирус обладает высокой резистентностью по отношению к препаратам антиретровирусной терапии. Если лекарство неправильно подобрано, или принимается нерегулярно, или не в тех дозах, то вирус становится устойчивым к препарату и дальнейший его прием не дает положительного результата. Резистентность ВИЧ приводит к появлению штаммов вируса, изначально устойчивых к ВААРТ. Постепенно мутации резистентности накапливаются и активно распространяются, что затрудняет проведение терапии и ускоряет наступление стадии СПИД.

Учитывая резистентность вируса, тритерапия проводится по четкому графику, который предполагает, что ВИЧ-инфицированный пациент должен принимать лекарство несколько раз в сутки, в строго определенное время. Любые отклонения от графика, самостоятельное увеличение или снижение дозы недопустимы! Естественно, что соблюдать данный режим под силу не каждому пациенту, что значительно снижает эффективность терапии и ставит под сомнение все лечение. Поэтому активно разрабатываются новые схемы ВААРТ, предполагающие однократный прием препарата в сутки. Для однократного приема уже одобрены препараты: Атазанавир, Абакавир, Диданозин, Тенофовир, Ламивудин, Эмтрицитабин, Эфавиренз и другие антиретровирусные средства.

Побочные эффекты антиретровирусных препаратов – еще одна проблема, с которой сталкиваются специалисты и их пациенты. Часть побочных эффектов проявляется практически сразу, что позволяет провести корректировку ВААРТ, а другая часть приводит к тяжелым последствиям. Патология может развиваться скрытно, на протяжении нескольких лет. Всего несколько примеров препаратов и их побочных эффектов.

  • Невирапин – может провоцировать развитие цирроза печени и синдрома Стивенса.
  • Ставудин – может вызвать развитие лактатацидоза, гиперлипидемии и липодистрофии.
  • Зидовудин – провоцирует панкреатит, угнетение функций костного мозга, анемии, расстройства ЖКТ.

Побочные эффекты создают дополнительную нагрузку на организм пациента. Чтобы избежать этого, необходимо регулярно обследовать все органы и системы ВИЧ-инфицированного и при необходимости корректировать ВААРТ.

Доступность ВААРТ – глобальная для всех пациентов проблема. Лекарство от ВИЧ-инфекции в свободную продажу не поступает. Оно выдается в специализированных медицинских учреждениях. Все расходы на лечение оплачиваются средствами из федерального и регионального бюджета. Пациенты получают препараты бесплатно, однако из-за проблем финансирования и сложности процедуры закупок, периодически возникают перебои с поставками необходимых лекарств. А учитывая тот факт, что они должны приниматься пациентом ежедневно и в строго определенное время, складывается ситуация при которой эффективность ВААРТ значительно снижается. Пропустив всего 1-2 приема препарата, пациенту необходимо корректировать тритерапию – назначать другие лекарства, зачастую более сильного действия и по более высокой стоимости.

Можно ли вылечить ВИЧ-инфекцию?

Высокая мутагенность, резистентность и появление новых штаммов вируса значительно усложняют борьбу с ВИЧ-инфекцией. Конечно, на сегодняшний день она не является смертельным заболеванием и перешла в разряд хронических болезней, специалисты знают, как лечить инфекцию, вернее, управлять скоростью ее развития, но она по-прежнему остается неизлечимой.

По сути, сложилась ситуация, в которой вирус всегда оказывается на шаг впереди науки. Сегодня проводимое лечение не предвосхищает поведение ВИЧ, а лишь устраняет последствия его репликаций, мутаций, резистентности и появления новых штаммов. И только «выиграв эту гонку на опережение», специалисты смогут сказать, что ВИЧ излечим.

Лечится или нет ВИЧ-инфекция в принципе?

Безусловно, лечится! Яркий пример тому «Берлинский пациент» – первый в мире человек, полностью вылеченный от инфекции. Этим прозвищем нарекли американца Тимоти Рэй Брауна, которому в 1995 году был поставлен диагноз ВИЧ. Спустя 12 лет у него была диагностирована лейкемия, и пациенту пришлось проводить трансплантацию стволовых клеток костного мозга. Из числа подходящих доноров, специалисты выбрали человека с редкой мутацией мембранного белка CCR5 – CCR5-Δ32. Находясь на поверхности Т-лимфоцитов, макрофагов и дендритных клеток, белок CCR5 обеспечивает адгезию (сцепление) вирионов вируса с клеткой-мишенью, тем самым создавая благоприятные условия для ее заражения. Однако его мутация – CCR5-Δ32 – не обладает высоким уровнем адгезии и способна блокировать проникновение ВИЧ в клетки. Ученые предполагают, что данная мутация появилась естественным образом примерно 2500 лет назад. Со временем она распространилась среди людей, что связывают со средневековой эпидемией бубонной чумы, поскольку CCR5-Δ32 повышает сопротивляемость организма человека по отношению к чумной палочке. Сегодня она встречается у жителей Европы и Северной Америки. При этом чаще всего она обнаруживается у русских и украинцев – около 10-15% людей имеют мутацию. А бесспорными лидерами по мутациям CCR5-Δ32 являются поморы – порядка 33%.

Возвращаясь к истории «Берлинского пациента» отметим, что спустя три года после трансплантации донорских стволовых клеток от человека с мутацией CCR5-Δ32, у Тимоти Рэй Брауна не удалось выявить ВИЧ. И это при том, что в указанный период ВААРТ не проводилась по вполне понятным причинам. Несмотря на это, уровень ВИЧ-специфических антител в крови «Берлинского пациента» снизился до минимума, что указывает на полное излечение от ВИЧ-инфекции.

История Тимоти Рэй Брауна показательна, но не однозначна. Некоторые специалисты считают, что излечение пациента не связано с характером введенных в его организм стволовых клеток. При этом они признают тот факт, что существующая мутация CCR5-Δ32 делает организм человека естественно устойчивым к инфицированию ВИЧ.

Помимо генетически измененного варианта CCR5, существуют и другие естественные «защитники» организма от ВИЧ.

  • Мутация в гене CCR2 – снижает вероятность инфицирования и тормозит развитие СПИД.
  • Антивирусный белок APOBEC3G – провоцирует реакции замещения и приводит к мутациям вирусной ДНК.
  • Белок TRIM5a – способен распознавать вирионы ВИЧ и препятствует их репликации.

Таким образом, как бы пафосно это не звучало, но ответ на вопрос лечится ли ВИЧ, скрыт в организме самого человека – в его способности адаптироваться к неблагоприятным условиям внешней и внутренней среды и выживать любой ценой.

Вылечат ли ВИЧ – дело времени. Гораздо важнее двигаться сразу в трех направлениях – проводить профилактику, создавать эффективное лекарство от вируса и разрабатывать вакцину, препятствующую инфицированию. В противном случае эпидемия неизбежна.

Последние новости о лечении ВИЧ

В ближайшее время российские ученые планируют создать вакцину от ВИЧ – об этом летом 2018 года сообщил руководитель отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Герман Шипулин. Это не означает, что ВИЧ будет излечим в 2020 году, поскольку речь идет только о втором этапе доклинических испытаний. Эксперименты с будущей вакциной будут проводиться на мышах, которым трансплантирован костный мозг человека. Согласно прогнозам, новое вещество должно блокировать рецепторы белка CCR5, тем самым препятствуя проникновению вируса в клетки иммунной системы. Это поможет не только остановить прогрессирование инфекции у ВИЧ-позитивных пациентов, но и исключить возможность инфицирование здоровых людей. Ориентировочные сроки создания вакцины – 5 лет.

Не менее обнадеживающие новости о лечении ВИЧ поступают и от зарубежных коллег. Так, специалисты Пенсильванского университета (США) предлагают лечить инфекцию с помощью методики «цинковых пальцев». Ее предполагаемая эффективность основана на уже знакомой нам невосприимчивости мутаций CCR5-Δ32 к вирусу. Но поскольку она встречается далеко не у каждого человека, американские ученые предлагают подвергать белок CCR5 генной терапии, добиваясь искусственной мутации и получения необходимой CCR5-Δ32. Методика «цинковых пальцев» уже была опробована на добровольцах. Ее результаты подтверждают снижение уровня вирусной ДНК в крови пациентов до незначительных или неопределенных показателей.

Немецкие ученые оповестили мировую общественность о создании принципиально нового препарата для лечения ВИЧ. Разработанный ими Brec1 способен вырезать вирусную ДНК из пораженных клеток иммунной системы. Успешные эксперименты с новым препаратом проводились in vitro и на животных. Но об испытаниях на добровольцах пока речь не идет, поскольку разработчики Brec1 опасаются, что вместе с уничтожением вируса, может пострадать и иммунная система человека. Чтобы развеять все сомнения, немецкие специалисты планируют провести дополнительные тесты препарата на животных.

На 2020 год команда ученых Калифорнийского института (США) во главе с Д.Балтимором запланировала провести интересный и многообещающий эксперимент на добровольцах. Его концепция принципиально нова – для уничтожения вируса предлагается использовать не возможности иммунной системы, а клетки мышц человека, способные синтезировать антитела к ВИЧ. Для получения таких способностей, мышечные клетки предварительно подвергают генной терапии. Ее успешность подтвердили опыты на мышах. Теперь очередь за испытаниями на добровольцах.

Помимо создания лекарства и вакцины, ученые совершенствуют и методы профилактики ВИЧ. В середине 2016 года завершился масштабный эксперимент, проводимый специалистами Национальных институтов здравоохранения (США). Они разработали вагинальное кольцо с Дапивирином, который должен снизить риск инфицирования ВИЧ во время незащищенного полового акта. В проводимом специалистами исследовании, приняли участие жительницы Южной Африки, Уганды, Зимбабве и Малави – страны, в которых традиционные методы профилактики ВИЧ не имеют успеха. Для участия в эксперименте были отобраны женщины, входящие в группу риска. Для чистоты эксперимента их разделили на 2 группы, одна из которых получила вагинальное кольцо с Дапивирином, а другая – плацебо. По результатам исследования было установлено, что использование кольца с препаратом снижает риск заражения на 27%. Разработку американских ученых планируют запустить в массовое производство. Ожидается, что стоимость вагинального кольца с Дапивирином составит не более 5$.

16.09.2020 Можем не успеть. В России заканчиваются запасы лекарства от ВИЧ

В российских регионах заканчивается ламивудин — лекарство, которое нужно принимать почти всем ВИЧ-инфицированным пациентам. Проблема в том, что в течение полугода низких цен поставщики трижды не вышли на аукционы Минздрава по закупке препарата. В конце августа были объявлены новые, четвертые по счету, торги — с адекватной стоимостью. Однако общественники переживают, что поставщики лекарств просто не успеют уложиться в сжатые сроки. Сейчас в препарате нуждается более миллиона россиян.

Семнадцать регионов в сложной ситуации

Сначала торги не состоялись в феврале, а потом и в апреле: на аукционы не было подано ни одной заявки. Тогда поставщики (в реестре лекарств ламивудин зарегистрирован у 11 компаний) объясняли журналистам, что их невыход на торги связан с низкой начальной максимальной ценой контракта. Установленная цена за одну таблетку была чуть менее четырех рублей.

После третьего срыва торгов в июле движение “Пациентский контроль”, объединяющее больных ВИЧ, направило запросы во все регионы, чтобы узнать ситуацию со снабжением. Ответили в пятидесяти субъектах, в большей части картина была печальная.

В пяти регионах общественникам сообщили, что запасы будут на исходе уже к концу августа. Это Алтайский край, Ленинградская и Тульская области, республики Башкортостан, Карелия и Тыва. Хуже всего дело обстояло в Тульской области: там ламивудина вообще не было на протяжении нескольких месяцев. “Первый сигнал нам поступил как раз из Тулы, они написали еще в середине июля”, — сообщила РИА Новости активист движения Юлия Верещагина.

Еще в одиннадцати регионах проинформировали, что запасы иссякнут к концу сентября. Речь идет о Кемеровской, Липецкой, Ростовской, Курской, Свердловской, Саратовской, Тамбовской областях, Красноярском крае, республиках Алтай, Мордовия и Удмуртия.

В 19 регионах ламивудина хватит до середины октября, а некоторым — даже до конца года. Откуда эти запасы, в “Пациентском контроле” не смогли выяснить. Еще в 14 регионах ответили без конкретики: “перебоев не предвидится”, “ведется строгий мониторинг расхода” и так далее. Остальные субъекты не дали обратную связь, уточнила Верещагина.

Часть регионов стала решать проблему заранее, в том числе подключали местный бюджет и закупали лекарство самостоятельно К слову, исходя из информации на сайте госзакупок, в 2020 году девятнадцать субъектов объявили аукционы на ламивудин за свой счет.

Квест “Найди ламивудин в аптеке”

В аптеках ламивудина тоже практически не найти. Поскольку этот препарат пациенты получают бесплатно от государства, фармацевтическим точкам просто невыгодно его закупать в большом количестве.

“Мой муж поехал в командировку в Пермь и не взял с собой лекарства — забыл. Таблетки сами по себе недорогие, стоят чуть больше 300 рублей, но он обошел все аптеки города, а купить даже одну пачку не смог. В итоге пришлось срочно отправлять лекарство курьером из Москвы”, — рассказывает РИА Новости Светлана Бортикова. Она, как и супруг, ВИЧ-инфицирована, у обоих в схеме лечения присутствует ламивудин.

“Если не принимать лекарство, мгновенно пациент ничего не почувствует, — объясняет тонкости лечения Светлана. — Но в этом и заключается опасность: к оставшимся двум препаратам может выработаться резистентность, то есть они перестанут сдерживать вирус, и лечение потеряет свою эффективность. Препараты не способны действовать в одиночку, без ламивудина”.

Заменить его просто так тоже не получится, сетует собеседница. “Нельзя взять и сказать таблеткам “гудбай” и начать пить новые. Врач должен правильно рассчитать, в какой последовательности отменять препарат, составить график, чтобы опять же снизить риск возникновения резистентности”.

По словам Бортиковой, в Москве пациенты тоже ощутили нехватку препарата: если раньше в СПИД-центре его выдавали сразу на три месяца, то летом — только на месяц, больше не было. “Врачи заранее спрашивают, есть ли запасы. Сама схема лечения не поменялась, но приходится ходить чаще. Ну и просто неприятно, что ты находишься в уязвимом положении”, — жалуется Светлана.

Великое перераспределение

В августе общественники направили обращение в правительство России, попросив поручить Минздраву организовать экстренные закупки и перераспределить препараты между регионами, чтобы снизить острую нехватку в тех субъектах, где ламивудин уже почти закончился. Также предложили подключиться к этой истории Федеральной антимонопольной службе — разобраться, что же случилось с ценами в госконтрактах, нет ли там сговора поставщиков.

“Нехватка препарата приводит к выдаче неполных схем лечения, а это очень негативно сказывается на эффективности терапии. Впоследствии это может привести к прогрессированию заболевания, что идет в разрез со “Стратегией противодействия распространению ВИЧ-инфекции в России”, — говорится в обращении “Пациентского контроля” в правительство.

Верещагина уточнила, что ответ от ФАС пока не поступил. Минздрав тоже новой информации не дал — только ту, что уже была озвучена в СМИ. А именно: в августе в пресс-службе Минздрава России РИА Новости сообщили, что таблетки перераспределили между регионами. В частности, ламивудин из Самарской и Тверской областей перенаправили в Москву, из Ненецкого автономного округа — в Алтайский край, из Забайкалья — в Тыву, из Ханты-Мансийского автономного округа в Тюменскую область. “Благодаря перераспределению ряд субъектов, где был дефицит в лекарстве, обеспечен препаратами на ближайшие два месяца”, — заверили в пресс-службе. Таким образом, ситуацию стабилизировали до начала октября.

РИА Новости связалось с заместителем председателя Общественного совета при Минздраве, руководителем Всероссийского союза пациентов Юрием Жулевым, чтобы уточнить актуальные данные. Но в беседе с корреспондентом Жулев рекомендовал обратиться в “Пациентский контроль”, поскольку только они сейчас владеют ситуацией.

Успеть сделать 51 миллион таблеток

В конце августа Минздрав объявил четвертые по счету торги. Судя по информации на сайте госзакупок, цена за одну таблетку увеличилась до восьми рублей. Кроме того, Министерство здравоохранения решило разбить аукцион на два лота. Первый — небольшой, на сумму 23,1 миллиона рублей, в количестве 3,2 миллиона таблеток. Он состоялся 9 сентября. Второй крупнее: на 367,2 миллиона, это 51 миллион таблеток. Назначен на 19 сентября.

Ожидается, что поставщика назовут к концу этой недели. Пока у Минздрава шесть кандидатов. Однако общественники опасаются, что, даже если торги пройдут успешно, поставщик не успеет изготовить препарат в требуемых объемах (цикл производства — не менее 21 дня). В контракте указаны сроки: первая — небольшая — партия должна поступить до 1 октября, остальное — до 15 октября. Естественно, препараты впрок в таком большом количестве не делают, потому что в случае, если производитель не выиграет торги, реализовать столько таблеток будет просто некому.

“Успеют ли они произвести и поставить лекарство в 85 регионов до 15 октября, учитывая, что цикл производства больше чем две недели? Плюс поставщики могут просто побояться выйти на торги слишком сжатых сроков. Надеемся, что ситуация разрешится в лучшую сторону”, — заключили в “Пациентском контроле”.

Источники:
http://izambaeva.org/abouthiv/russia/mozhem-ne-uspet-v-rossii-zakanchivayutsya-zapasy-lekarstva-ot-vich/
http://profilaktica.ru/profilaktika-zabolevaniy/vich-infektsiya/vich-ne-prigovor/sushchestvuet-li-lekarstvo-ot-vich/
http://izambaeva.org/abouthiv/russia/mozhem-ne-uspet-v-rossii-zakanchivayutsya-zapasy-lekarstva-ot-vich/
http://stojak.ru/venericheskie-zabolevaniya/vich/kak-anonimno-sdat-krov-na-vich.html

Ссылка на основную публикацию